История курорта Белокурихи

Русские поселенцы впервые увидели целебные источники Белокурихи в XIX веке, крестьяне при обработке полей просто закладывали ключи камнями и засыпали землей, так они избавлялись от змей и сырости. «Змеиными» называли они источники с теплой водой, змей было здесь очень много. Позже поселенцы заметили, что воды помогают при болезнях. Образцы привезли в Барнаул к естествоиспытателю С.И. Гуляеву. Выводы С. И. Гуляева после изучения были напечатаны в газетах, он считается основоположником лечебного дела в Белокурихе. В 1867 году Белокуриху посетили первые отдыхающие. Через два года у ключей выстроили павильон для принятия ванн, лечились здесь бийские купцы и зажиточные крестьяне. В 1916 году место с лечебными ключами передали в аренду Союзу увечных воинов, отделению в Бийске. Союзом возведен барак на 50 солдат, нуждающихся в лечении, воины жили по квартирам, в шалашах, ванны принимали в деревянных колодах и емкостях, за лето получали оздоровительные процедуры 500 раненых из Барнаула, Томска, Новосибирска, Семипалатинска, Усть-Каменогорска.

В 1920 году курорт становится государственной здравницей и передан курортному управлению Сибири. Из Томска для изучения химических свойств воды приехала группа гидрологов во главе с М. М. Васильевским. Позже построили на курорте здания конторы, солярия, столовой. В 1926 году здравницу передали Бийскому окружному исполкому.

В 30-х годах исследовательскую и научную работу в здравнице продолжил кардиолог А. Л. Мясников. В ней участвовали сотрудники Новосибирского мединститута. Уточнялись противопоказания и показания процедур с радоновыми водами Белокурихи, именно А.Л.Мясников первым обратил внимание на оздоровительные свойства воздуха в данной местности.

В 1935 года курорт Белокуриха перешел к Западно-Сибирскому краевому отделу здравоохранения. Там разработан проект планировки курортной территории, на развитие предполагалось использовать 50 га. Возведены корпуса поликлиники, пропускника-распределителя, здание для ванн с двумя бассейнами, Белокуриха становилась постепенно полноценным курортом.

Местные власти сделали многое для увеличения потока отдыхающих, 370 коек летом принимали до 600 человек, активно использовался курсовочный сектор, пропускную способность удалось увеличить до 800 больных.

белокуриха

С созданием 1948году при Минздраве РСФСР санаторного Управления Белокуриха вошла в его состав. «Союзгеокаптажминвод» разработал проект оптимального обустройства минеральных вод реконструкции курортного хозяйства на территории. В 1954 г. из курортной лаборатории организовали контрольную наблюдательную станцию за свойствами и расходом воды. Возглавлял станцию И. В. Малышев, сотрудники следили за режимом эксплуатации специальных приборов и устройств. В 1956 году ресурсы минеральной воды достигли количества шестисот куб. м. в сутки.

В 60-х годах здравница передана ВЦСПС, с этого времени началось быстрое строительство и развитие, в кратчайшие сроки построены столовый комплекс, корпус санатория «Металлург», детский комплекс для лечения ревматологических расстройств краевого здравотдела, санаторий «Алтай» и «Центросоюз», ДК.

В 1970 году Белокуриха становится всесоюзной здравницей. Министр среднего машиностроения Е. П. Славский разрабатывает и претворяет грандиозный проект развития «Курорт Белокуриха».

В 80-е годы построены санатории «Катунь», «Белокуриха», «Россия», за оригинальность архитектурного проекта корпуса поликлиники и новой водолечебницы получена награда Премия СовМина РСФСР за проведение высококачественных работ по строительству.

В нелегкие 90-е годы произошел раздел на отдельные хозяйствующие субъекты, размежевания земель и коммуникаций курорта проходили непросто. Позже произошло продиктованное жизнью новое объединение учреждений. В 1993 году А.А. Бенгардт создал ЗАО с названием «Курорт Белокуриха», объединил санатории и водолечебницу.

В 1999 году Правительством России утверждено положение о принадлежности здравницы к лечебным учреждениям федерального подчинения. Этот статус подтвердил чрезвычайную важность здравницы для страны.


Loading...Loading...

Один комментарий
  1. avatar
    валерий
    21.05.2016 в 16:02 - Ответить

    ЗАМЕТКИ ЭКСКУРСОВОДА

    Как известно, относительно названия «Белокуриха» существует несколько версий, которые сегодня предлагаются гостям Белокурихи. Считается, что все версии имеют право на существование. Вопрос, собственно, заключается, не в том, чтобы «не пущать», а в том, что в преддверии юбилея курорта, пора, наконец, обратить внимание, что реально стоит за наиболее распространенными на сегодня версиями.
    Одной из таких версий является версия, согласно которой топоним «Белокуриха» своему происхождению обязан тюркскому (алтайскому) названию реки Беле – кюр (Рябиновый мост), которое русские переселенцы заимствовали, добавили — их(а), вот и получилось Белекюриха, что впоследствии стало произноситься как Белокуриха. Однако, если посмотреть на традиционные способы образования названий рек у алтайцев, то само название реки Беле — кюр, не находит своего подтверждения. Об этом свидетельствуют работы известных ученых. Например, И. А. Воробьева – доктор филологических наук, основатель филологического факультета АГУ, говоря о загадках тюркских названий рек, пишет следующее. «Ученые установили, что в большинстве языков топоним состоит из двух слов, причем конечное имеет значение «река», «вода». По этому конечному слову можно узнать хантыйские, селькупские, тюркские и другие названия. У тюрок «река» обозначается словами ИЛГА, ЮЛ, СУ: Илгай, Мрассу, и др. Кроме того, в тюркских названиях часто встречается суффикс обладания ЛЫГ, с его вариантами ТЫГ, ДЫГ, ТУ, ДУ, которые в русском языке превращаются в ЛА, ТА. ДА».
    Как видно, название реки Беле – кюр, где второе слово имеет значение «мост», а не «река» или «вода», противоречит традиционному способу образования тюркских названий рек, состоящих из двух слов. Поэтому, не без оснований можно говорить: название реки Беле – кюр сложилось не в результате традиционного способа наименований рек у алтайцев, а появилось в результате искусственного сложения двух алтайских слов: «беле» и «кюр», образующих, в этом случае, сходство с основой топонима «Белокуриха». Отсюда и попытка объяснить происхождение названия Белокуриха, от якобы алтайского названия реки Беле — кюр. Кроме того, вдоль реки Белокурихи не существует «рябиновых мостов», а встречается лишь одиночно растущая рябина, что характерно для рябины. Таким образом, данная версия является, по сути, фикцией, поскольку в основе этой версии лежит то, чего в действительности не существует.
    Недавно, «миру» поведали «совсем свежую» версию: наименование нашей местности, (имеется в виду река), восходит к древнетюркскому слову Бюлю – гюр, что означает «бурлящая вода, поднимающая со дна камушки». Однако согласно словарям якутское слово «бюлю» не тюркского происхождения, а образовано из бурятско – монгольского «бюглюю», которое образовалось, соответственно, в период ассимиляции тюркоязычных племен (предков якутов) с бурятско – монгольским населением, то есть в период, когда предки якутов, (которые возможно проживали на Алтае), уже ушли с Алтая. Подтверждением тому служит река Вилюй в Якутии, которую якуты называют – Бюлю, что означает: глухая тайга, затишье, безветренное место, захолустье. Все это, разумеется, говорит о том, что якутское слово «бюлю», не имеет ни какого отношения к наименованию нашей реки (местности).
    Перейдем к версии, о первопоселенце в здешних местах — Белокурове. Еще 1963 году сотрудник Краевого архива Н. Савельев высказывал мысль о том, что свое название река могла получить по фамилии первопоселенца на реке, указывая на старшинство заимки Белокурова. Сегодня, рассматривая эту версию в контексте истории освоения русскими первопоселенцами окрестностей Белокурихи, их культурных традиций, то вполне определенно можно говорить об этимологии гидронима «Белокуриха». Вот два основных аргумента, которые не противоречат, а лишь дополняют друг друга. Первый — наличие архивной карты. Карта является историческим документом, и указанное на карте наименование заимки, не может косвенно свидетельствовать о возможном хозяине этой заимки. Вторым аргументом служит наличие в топониме «Белокуриха» топоформанта «иха», который имеет значение принадлежности, что и объясняет происхождение названия гидронима «Белокуриха» по фамилии первопоселенца на реке — Белокурова. Подобное относится и к названию «Глухариха»: гора «принадлежала» глухарям, как место их обитания.

    Мнение о том, что среди жителей Старой Белокурихи не было Белокуровых, а потому, дескать, река не могла получить свое название по фамилии этого человека — несостоятельно. Дело в том, что Белокуров никогда не был жителем Старой Белокурихи, он был жителем своей заимки, которая к приходу «пашенных людей» на реку Белокуриху перестала существовать. Это подтверждается проверкой Штемберга. Он, как известно, первым описывал в 1804 году «пашенных людей» на реке Белокурихе. Разумеется, будь в Белокуров в 1804 году среди поселенцев на реке, он был бы отмечен в переписи Штемберга. Поэтому единственным на данное время свидетельством существования заимки Белокурова является, сохранившаяся архивная карта.

    И наконец, версия «белые курящиеся» пары. Это природное явление, возникало в результате выхода термальных вод, у выхода реки из горной теснины, в непосредственной близости от реки. Несомненно, по мере освоения долины реки русскими людьми «белые курящиеся» пары, не могли остаться незамеченными. Земледельцы, обосновавшиеся еще в начале 19 века на предгорной равнине, направляясь на лесной кордон, неоднократно могли наблюдать это явление. С развитием земледелия в предгорной равнине и возникновением мукомольного дела, в 40-х годах 19 века, рядом с «белым курением», возникнет деревня Ново – Белокуриха, которая довольно скоро станет известна, прежде всего, термальными водами, образующие, те самые «белые курящиеся» пары. Поэтому, вполне закономерно, что с растущей известностью Ново — Белокурихи как курорта, название этого поселения, как и название реки, будет уже неразрывно связано с этим природным явлением. Таким образом, исходя из вышеизложенного, сегодня можно говорить о двух вариантах происхождения названия «Белокуриха». Первый хранит в себе фамилию (возможно прозвище) первопоселенца на реке Белокурова и отражает историю освоения русскими первопроходцами окрестностей Белокурихи, их культурные традиции. Тогда как второй имеет непосредственное отношение к истории возникновения Ново – Белокурихи и, несомненно, связан с историей становления и развития курорта, ставшего за свою почти ста пятидесятилетнюю историю одной из лучших здравниц, известной не только в России, но и за ее пределами.
    Когда у географического названия есть различные, а главное действительно достойные версии, это вовсе не плохо. Но невольно возникает вопрос. Что это за разнообразие версий, которое приводит к искажению культурных традиций или дает совершенно неверное представление об истории местности?

    Валерий Кулятин — экскурсовод, аспирант истор. фак. ГАГУ.

Добавить комментарий