Уйбатский чаатас в Хакасии

Могильник Уйбатский чаатас расположен примерно в 6 км юго-восточнее посёлка-станции Уйбат  и в полукилометре перед улусом Чарков в Хакасии. Погребения Уйбатского чаатаса классифицируются тагарской и таштыкской культурами и датируются исследователями от III века до н.э. вплоть до VII-VIII веков н.э. Уйбатский чаатас — археологическая культура кыргызов Хакасско-Минусинской котловины, характерная для определённого типа могильников, которых в республике Хакасия насчитывается свыше 60-ти. Народное название «чаатас» для погребального сооружения было введено в науку в 80-х годах в 19 веке учёными-исследователями Д. А. Клеменцем и А. В. Андриановым для выделения этих сооружений из общего множества захоронений. Если перевести на русский язык «Чаа тас» с хакасского, то это будет «камень войны». Но почему «камень войны» на месте упокоения, месте вечного покоя?

Уйбатский чаатас

Легенда сбережения

Люди, вероятно, всегда опасались самоё себя, своих природных, не всегда сообразующихся с глубинной этикой понятий морали, поступков и действий, пытаясь создать некие защитные барьеры от таковых в былинах, мифах, сказаниях и легендах. Одна из таких легенд бытует в хакасском народе и о чаатасе.

Однажды дед с внучатами переходил долину могильников, сплошь утыканную огромными высокими камнями. Беспокойный ветер собирал рваные клочья облаков в грозовые тучи и солнце, будто убегая от надвигающейся грозы, торопилось уйти за горизонт, окрашивая оставшуюся незакрытой тучами часть неба в тревожный багрянец.

— Что это за камни? — спросили дети деда. — Почему их так много, и почему они все наклонились?

— Э, алыпы, давно это было. Жили в наших краях люди-богатыри. Не всегда они ладили между собой. Вот и в этой долине сошлись они в битве и выламывали они камни из скал, и бросали их друг в друга, и врезались те камни в землю. Кончилась битва, разошлись алыпы-богатыри по своим землям, а камни так и остались, да и стоят с той поры. Чаа тас это, камень войны…

Был свой резон в этой сказке, дабы никто не тревожил эти «бросовые» камни, не искал под ними ничего, — смотришь, и вечный покой погребений сохранится нетронутым.

По  учёности знать велено

Царь наш российский Пётр I отправил в 1721 году по контракту учёного мужа Даниила Готлиба Мессершмидта в Сибирь. В том же году Даниэлом впервые был изучен Уйбатский чаатас. Среди всего прочего он обнаружил высокую стелу сплошь покрытую знаками, похожими на руническое письмо. Поняв, что скорее всего он столкнулся с образцом древней письменности, он поручил своему рисовальщику полностью скопировать образ стелы, что и было сделано. Однако до расшифровки этих письмён Даниэл Мессершмидт не дожил. Многие годы учёные бились над разгадкой этой писанины.

1889 год. Экспедиция на р. Орхон в Монголию сибирского учёного-исследователя Николая Ядринцева обнаруживает стелу с похожим письмом. Больше того, ему улыбнулась удача — письмена были продублированы китайскими иероглифами. Это стало отмычкой для датского профессора В. Томсена, который в 1893 году перевёл письмена с камня Даниэла Мессершмидта. В те же годы В. Радлов, русский учёный также занимавшийся дешифровкой древних письмён, сумел перевести все рунические письмена, имевшие место быть на тот момент.

 

К величайшему сожалению, всё то , что хранило до наших дней время и болеющие душой за свою родину, за свою историю, за свои корни, люди, не удалось сберечь в целостности в последние годы «либерального» раздрая в нашей стране. Худшие человеческие изъяны вылезли наружу. Уйбатский чаатас в последние летá нашего времени был значительно порушен и несколько десятков стел, безусловно имевших многогранную ценность, были вывезены и использованы как обычный строительный материал. Горько и больно это…


Loading...Loading...

Добавить комментарий